Геодезия и кадастр, основана в 1990 г.
г. Новосибирск, ул. Депутатская 46, 702 подъезд 4, этаж 7
Время работы: с 8:00 до 17:00
+7 (383) 319-63-73
   

Знаменитые геодезисты

Многие известные люди когда-то были геодезистами, среди них бывшие президенты США - Вашингтон, Джефферсон и Линкольн.

   

Куда ушел человек с теодолитом

Во времена романтичного освоения бескрайних просторов и ударных строек геодезист был столь же почетной и высокооплачиваемой фигурой, как и геолог. С нивелиром и теодолитом люди этой профессии проходили первыми там, где никто не бывал, чтобы сделать топографические съемки. Если кому-нибудь когда-нибудь приходилось держать в руках подробную карту местности с нанесенными на нее ручьями, деревеньками в три двора, лесными дорогами и просеками, то знайте: прежде чем вам в поисках грибов-ягод буксовать на своей легковой по тем дорогам, здесь прошли геодезисты.

Проклятое пятнадцатилетие

Президент ассоциации топографических организаций, директор 000 «Перспектива» Михаил Борисович Покрышкин может много чего рассказать об экзотической работе на «северах». Но тема задалась совсем иная — о небрежении сегодняшних властей и к геодезии с картографией как таковым, и о разрушении геодезических пунктов в частности. Дело в том, что на месте прежней государственной структуры образовались десятки фирм, которым не по силам поддерживать «сеть», следить за состоянием имеющихся геодезических пунктов, восстанавливать разрушенные.

Из-за ничтожного количества цветного металла выламываются топографические стенные знаки и реперы. Такая пришла напасть — всяк, кому не лень, норовит хватануть экскаваторным ковшом где ни попадя, впопыхах прокладывая теплотрассы, водопровод, телефонные или компьютерные кабели к домам-новоделам — и нередко повреждают прежние сети. Мало того, наткнувшись на надземный или подземный геодезический пункт, невежественные «строители» разрушают и их. Но и это вопиющее безобразие никого не волнует, кроме геодезистов. А ведь когда-то государство вкладывало в создание пунктов геодезической сети колоссальные деньги. «Если в 1988 году на территории города было порядка 5 тысяч геодезических пунктов, то сегодня если осталось тысячи 3, то хорошо. Процентов на 40 уже эти геодезические пункты выбиты. Процентов 60 осталось за последние годы. Этого недостаточно. У нас допуски по длине ходов — от одного пункта до другого мы должны уложиться в километр. А есть уже районы в городе, где и по два километра мы не укладываемся, и больше. Просто сеть уничтожается. Ее надо восстанавливать. Для этого нужны большие государственные деньги, потому что это федеральный уровень. Но пока тишина по всем направлениям. Даже на обследование сети никаких денег не выделяется», — констатирует Михаил Покрышкин.

Что касается области с ее значительно изменившимся за последние 15 лет «больших перемен» обликом, то до нее никому нет дела. Где уже позарастали прежние стежки-дорожки, а на месте иных полей деревца поднялись, но на картах — все по-прежнему. Тем временем валом накатывает межевание, связанное с вводом в рыночный оборот земель сельхозназначения. Выходит — продаем, ориентируясь от столба до столба. «Сети дорог увеличиваются, колки растут, пашни убывают, — говорит Михаил Борисович. — И чего не коснись — карты везде старые. Топографические съемки местности давно не финансируются государством».

На чем экономим?

С Михаилом Борисовичем Покрышкиным мы едем в Боровое, где нужно сделать топографическую съемку. Здесь вырос коттеджный городок. Как довольно часто у нас бывает — семимильные шаги стройки обогнали подробности плана прилегающей к построенным домам территории. Задача состоит в том, чтобы восполнить недостающие штрихи в картине. С прибором, похожим на миноискатель, сотрудник ищет, где тампод снегом и землей лежат в давно зарытой траншее кабели и трубы. Тут же на краю села с помощью обыкновенной лопаты высвобождается из-под снега геодезический пункт — веха, к которой «привязывается» съемка. В данном случае «привязкой» на местности занимается инженер-геодезист Михаил Логинов.

Судя по тому, насколько быстро заполняет город пустоты внутри и обрастает особняками по периметру, геодезисты-картогрофы не останутся без работы. Ни один проектировщик не возьмется «рисовать» свои города будущего, не имея данных топографической съемки. Насколько она важна, свидетельствует «хрестоматийный» пример, приводимый в свое время всем студентам НИИГАиКа, — гостиница «Новосибирск», проблемы с осадкой которой возникли из-за того, что здание было не очень компетентно привязано к местности. И хотя все вроде бы «устаканилось», пример весьма поучителен. Мелькнувший недавно на ТВ сюжет об архитектурных красотах Мехико, со старинным храмом, «обвязанным» лесами-подпорками, напомнил о другой «забытой» проблеме: усадке зданий, связанной с прокладкой метро. Оказывается, как в свое время у нас на улице Восход, так и в далекой столице Мексики — одна и та же беда: во время проходки туннелей метро, из соображений экономии проложенного на небольшой глубине, здания имеют обыкновение проседать, давать трещины, валиться набок. Так что геолого-геодезический надзор в данном случае просто необходим. Но его в достаточной мере нет. Экономим.

40 топографических «княжеств»

Сегодня в Новосибирске около 40 организаций занимаются геодезическими изысканиями для строительства. Такая раздробленность на топографические «княжества» вносит много неудобств. Вот почему назрела потребность объединения, координирования.

— Для строительства выделяется земля, — говорит Михаил Покрышкин, — и с этого момента мы принимаем участие в процессе строительства. Формирование землеустроительных дел — это одна из наших задач. Сейчас каждый клочок земли хозяина обретает, и мы выполняем работы для землеустройства.

— Кто ваши заказчики?

— За 15 лет почти весь город по разу, по два уже перебывал в заказчиках. Сегодня в заказчиках у нас строительные компании, в которых, как правило, ведется строительство сразу двух-трех, четырех домов Новосибирска. Это САРРЭТ «Сибирь», ЖСК «Ваш дом», ЗАО «Труд», 000 «ОПК». Масштабы, конечно, не те, что раньше были у строительных трестов... На улице Депутатской за оперным театром строится целый микрорайон. Потом в районе ДК им. Октябрьской революции, ЦУМа. В основном, конечно, это центр города. В Первомайском районе мы выполняем топосъемки для компании «Ваш дом». Сейчас в частном секторе начинают строить газопроводы, канализацию. Видят, что под снос не попадут никогда, начинают задумываться, как благоустроить свое жилье...

— А по районам области есть объекты?

— По области такого нет. Вот думали, Наукоград будет строиться, но не получилось. А для того, чтобы обновлять топогрофические данные по области, нужна централизованная государственная политика хотя бы на уровне губернии. Но привлечения государственных инвестиций нет. Так что пока работаем для выживания. И в этом нет ничего хорошего. Нет больших масштабных объектов, а на мелочевке не развернешься, так, как было раньше. Пришло время обновлять областные карты местности. Они давно не соответствуют тому, что есть на самом деле. Любому туристу проехать от деревни до деревни — нужна карта, не говоря уж о ведении хозяйственной деятельности — будь то земледелие, лесоводство, охотоведение, дорожное строительство или связь. Сейчас уже существует космическая аэрофотосъемка, с помощью которой со спутника из космоса данные обрабатываются и создается карта. Последний раз такая карта обновлялась в области, когда я еще работал в экспедиции в 1985—88 годах, то есть уже 20 лет прошло. Чтобы развернуть работу по картографированию, конечно, нужна государственная политика. Раньше у нас был ГУГК, шло государственное финансирование и выполнялись работы по обновлению карт целых районов области. При средних заработках 120—130 рублей мы в полевых условиях получали до 400—500 рублей. А с 90-го года государственное финансирование прекратилось, ГУГК расформировали...

— И в итоге образовалось то множество фирм, которое имеем...

— Да. Еще года четыре назад было 10—12 организаций более-менее нормальных, и пять-шесть маленьких. А сейчас их стало около четырех десятков. Есть у нас лицензионный комитет, которым ведает Госгеонадзор, лицензию получить довольно просто. Человек приходит, говорит: «Вот у меня есть теодолит, я хочу работать на рынке!» Плати деньги, получай лицензию, действуй, если сможешь найти заказчика. Все же я считаю, лицензионный комитет должен подходить к лицензированию принципиальнее, строже. Прежде всего, необходимо наличие технического отдела, контролирующей группы. Чтобы можно было кому-то проверять работу. А у нас так: кто бы ни пришел — лицензию дали— и иди работай! А что он там наработал? Проверки-то, собственно говоря, со стороны Госгеонадзора никакой...

С чего начинается стройка

— Любое строительство начинается с проектирования. Чтобы было на чем проектировать, мы должны сделать топографическую съемку. Потом мы приходим на место и выносим проект «в натуру» по координатам. Вот когда мы «посадили» объект на местность, заказчик начинает строить. Затем строители подводят коммуникации к домам — тепло, воду, канализацию, телефон, делают благоустройство. Когда уже все построено, мы делаем исполнительную съемку и наносим объект строительства на топографический план города.

— Работа эта требует, конечно же, качества и профессионализма...

— Безусловно. Но появилось очень много фирм, которые о качестве не особенно заботятся. Бывает, что придешь на место — на схеме теплотрасса проложена, а ее здесь нет, она где-то в стороне. Вот и проблема...

— Исполнительные съемки заказывают от раза к разу, — добавляет Михаил Борисович. — Потом бац — нет коммуникаций. И вот давайте под землей их каким-то образом находите, показывайте. Хотелось бы заказчикам-строителям пожелать, чтобы на проложенные коммуникации вызывали геодезистов, чтобы все снималось вовремя. Отслеживалось и наносилось на план. Бывает, что они просто забывают делать это.

Собрать в единое целое

Целостная картографическая картина города и области когда-то складывалась из «мозаики» нанесенных на планшеты подробностей — дороги, коммуникации, сооружения. Сегодня от прежнего «полотна» остался лишь «островок» Новосибирска да и он состоит из кое-где нестыкующихся «квадратиков».

— Строительство не обходится без геодезии, — как бы подводит итог разговору главный специалист Андрей Кузнецов. — С самого начала, когда стройка только проектируется, проводятся предпроектные работы — нужна топография, должны проводиться все изыскания. И так дополнейшего окончания. Когда все построено, надо сверить — выполнено ли все по проекту. Каждый шаг строителя должен сопровождаться с нашим участием в большей или меньшей степени. Поэтому если существуют какие-то строительные программы, то я думаю, что наша фирма могла бы в них принимать довольно активное участие. Штат хороший, квалифицированные кадры. Сами видите — оснащенность компьютерами и полевые инструменты есть хорошие. Бывает, другие организации отказываются от какой-то работы — и посылают заказчиков к нам. И мы выполняем сложные, нетипичные работы, которые другие организации выполнить просто не могут. Когда возникли проблемы с обмерами такого деликатного объекта, как купол «оперного», чтобы не «промахнуться» с объемами работ при его реконструкции, обратились именно в нашу фирму.

— Мы со своими руками могли бы войти в любой проект, который бы город и область задумали сделать, — подводит черту Михаил Борисович.

Сегодняшнюю задачу новосибирской геодезии и картографии можно, видимо, определить так: пришло время собрать воедино рассыпавшееся целое. «Центром кристаллизации» должна стать Ассоциация топографо-геодезических предприятий, в состав которой входят предприятия, имеющие штат квалифицированных специалистов и оснащение современными приборами и оборудованием.

В итоге общения с профессионалами геодезии и картографии возникло такое ощущение, что прежний романтик с теодолитом под напором желающих подзаработать денег прагматиков собрал атрибуты своей профессии, забросил на плечо рюкзак — и ушел подальше, чтоб глаза не видели. И вот, обросший бородой и пропахший дымом походного костра, он вернулся, чтобы напомнить нам о незыблемых, как библейские скрижали, старых добрых заветах топографии...

Газета "Ведомости", Юрий ГОРБАЧЕВ.

! Оформить заказ


Ответственность застрахована!

Как вы узнали о нашей фирме?

От знакомых/коллег
Из рекламы
Из 2ГИС
Из Интернет
Другое

    (с) 2011, ООО – фирма «Перспектива» - Новосибирская фирма – подрядчик в сфере инженерных изысканий, выполняющая геодезические и кадастровые работы в Новосибирске, Новосибирской области, Алтайском крае (Барнаул и др.), Красноярском крае (Красноярск и др.), Кемеровской (Кемерово и др.), Омской (Омск и др.), Тюменской областях (Тюмень и др.) – во всех регионах Западной Сибири. На нашем сайте Вы сможете заказать геодезические и топографические работы: (топосъемки и др. инженерные изыскания с выездом геодезистов), а также кадастровые работы и землейстройство (Здесь Вы узнаете как оформить землю (порядок регистрации прав на недвижимое имущество), как получить межевой план, кадастровый паспорт, а также сможете заказать межевание земельных участков, получить бесплатную консультацию, узнаете график работы Кадастровой палаты и Росреестра, реквизиты для оплаты госпошлины за получение информации из государственного кадастра недвижимости и много другой полезной информации). Спасибо за посещение нашего сайта!